Loading...

Современная Европа: мультикультурализм или мультитерроризм?

Недавние трагические события в Вене вновь заполнили европейские новостные ленты заголовками о «необъявленной войне».


Недавние трагические события в Вене вновь заполнили европейские новостные ленты заголовками о «необъявленной войне». К сожалению, эта тема уже переходит в разряд постоянной: только за последние полгода это четвертое нападение, квалифицируемое как терроризм на основе религиозной ненависти. Преступник, осужденный на 22 месяца заключения за попытку уехать в Сирию и примкнуть к боевикам, не пробыв в тюрьме и половины срока, был отпущен досрочно, а через 11 месяцев вышел на улицы Вены и стал убивать прохожих. И произошло это в Австрии, которую часто ставили в пример, как одну из стран с самой эффективной программой дерадикализации.



На первый взгляд, мы имеем дело со столкновением цивилизаций, при котором пострадавшими чаще всего становятся жители просвещённой Европы, а преступниками – представители мусульманского мира. Более того, в Ницце жертвами стали прихожане католической Церкви, а в Вене - синагоги. Создается впечатление, что радикальный ислам испытывает силу на традиционной для Европы толерантности.

Необходимо сделать короткий экскурс в историю вопроса.  Что сделала Европа, желая воздать народам своих бывших колоний или подвластных территорий за века рабства и эксплуатации? Она открыла границы и предоставила эмигрантам в общее пользование свои экономические и социальные ресурсы. Если раньше приезжавшие в Европу люди другой культуры интегрировались в европейское общество, принимая, пусть и не в полной мере, европейские ценности, то позднее вновь прибывшие уже перестали ставить перед собой задачу стать европейцами. И более того, в головы самих европейцев успешно закладывалась идея необходимости раскаяния и искупления вины за то, что они европейцы. Так сложился первый парадокс: «чтобы быть настоящим европейцем, надо перестать быть европейцем». И второй парадокс состоит в том, что толерантность и покаяние за эпоху колониализма и жестокости на наших глазах становятся культурным и цивилизационным суицидом.

Моя семья на протяжении многих поколений является свидетелем слома  европейской цивилизации, которая когда-то была христианской, но насильно разорвала свою связь с прошлым. На мой взгляд, отойдя от системы ценностей христианской морали и мироустройства, отказавшись от монархической формы правления в большинстве европейских стран, Европа стремительно лишается духовной силы, перестаёт быть той Европой, на которую в своём развитии равнялись другие страны и народы. Ну что ж, такова эпоха либеральной демократии.

Главные достижения этой новой эпохи – объединение европейских государств в общую структуру и рождённый ими феномен, называющийся мультикультурализмом. Сам термин ни в чём не виноват, но поскольку им обозначается, по сути, движение только с одной стороны, со стороны Европы, то и ответные шаги со стороны множащихся эмигрантских сообществ печально предсказуемы. Получается, что мультикультурализм, на протяжении долгого времени считавшийся европейскими политиками ключом к решению проблем мирного сосуществования представителей разных национальностей и религий, хорош только на бумаге.

Дело в том, что иммигрантская среда постоянно меняется.  Помимо нарастания  фундаменталистских, зачастую разжигаемых извне (всегда есть заинтересованные в этом стороны) настроений, иммигранты оказываются в культурном вакууме: они получают материальное обеспечение, социальные гарантии со стороны своей новой «родины», но в духовном плане западное общество оказывается бессильным заполнить пустоту, неизбежно появляющуюся в душе «нового европейца» вдали от места силы – своей земли.



Иммигранты прибывают в Европу, там они ищут лучшие условия жизни и счастливое будущее для своих детей. Среди них – тысячи мусульманских семей. Их религия, ислам, не является движущей силой ни протестов, ни тем более террористических акций. Так было когда-то. Но не сейчас. На наших глазах происходит радикализация ислама, превращение его в фундаментализм, что превращает Европу не просто в тлеющий костёр: это уже готовый к извержению вулкан. И риск пережить новый Везувий и стать новыми Помпеями для сегодняшней Европы очень велик.

В качестве ответа на теракты официальные лица обещают усилить меры безопасности, ужесточить миграционный контроль, интенсивней развивать систему профилактики преступлений. Однако открыто назвать проблему, которая уже разрослась до масштабов общеевропейской, ни в столицах, ни в Брюсселе не решаются. А ведь ее корень нужно искать в кардинальной разнице мировоззрения коренных жителей Европы и иммигрантов из мусульманских стран, пусть даже в третьем или четвертом поколении. То, что для одних является неоспоримыми ценностями свободного светского общества, для других – проявлением неуважения к культуре и вере. Светская этика и безграничная толерантность современной Европы не вписываются в картину мира мусульман – это и есть причина появления тех, кто выражает свое неприятие через террор.

Скорее всего, Европе придётся пересмотреть нормы иммиграционного законодательства. Существует вариант «нулевой иммиграции», который мог бы в критической ситуации привести к положительным сдвигам, но на который современной Европе трудно решиться. Поэтому, на мой взгляд, необходимо как можно скорее заняться всерьез проблемой полноценной интеграцией иммигрантов в европейское общество, отказавшись от уже ставшего  мантрой «мультикультурализма».

Взаимодействие властей с умеренным мусульманским сообществом могло бы в значительной степени способствовать деракализации молодежи, которая чувствует себя на обочине политической и общественной жизни страны. Политика примирения на уровне конфессий, большая просветительская работа со стороны государства, истинное терпение представляют собой единственный бескровный способ вывести Европу из существующего кризиса. Можно воспользоваться примером России, в которой мирно сосуществуют различные религии и культуры, а межконфессиональный диалог и грамотная политика государства  гарантируют людям непоказную веротерпимость и добрососедские отношения.

Мир требует общих усилий, а для того, чтобы разжечь пожар достаточно спички. Европе предстоит решить очень сложную задачу.